Последние комментарии

  • анатолий скалоух10 декабря, 0:56
    Слышал , как в 50х с Западной Украины набирали на работу в шахтах. По приезду на шахту (их было 14 человек) им выдали...Обед шахтера
  • Юрий Баканов9 декабря, 22:34
    Даже читать устал. Анекдот из Одессы
  • Анатолий Попов9 декабря, 21:24
    Так ты врач?ОЧЕВИДНО ЖЕ, СОВЕРШЕННО!

Медицина и авиация

Здравствуйте, доктор!

Заспорили как-то танкист, ракетчик и лётчик: у кого лучше врачи?

Танкист говорит: «Наши врачи самые лучшие. Недавно одного офицера танк переехал вдоль и поперёк. Два часа его оперировали – сейчас танковой ротой командует». Ракетчик: «Всё это ерунда! У нас военный в ракетную шахту упал.

Два часа доставали, четыре – оперировали. Сейчас – командир стартовой батареи». Посмотрел на них лётчик, затянулся сигареткой и сказал: «Мужики, месяца два назад один пилот на сверхзвуке в гору врезался. Двое суток искали – нашли язык и задницу, теперь в первой эскадрилии замполитом».

Я согласен с народным устным творчеством и заявляю, что авиационный доктор самый лучший. Поэтому и хочу рассказать об этом специалисте широкого профиля, сгустке доброты и медицинского юмора, случайно оказавшемся в военной форме. Жизни авиационного врача и лётчика настолько тесно переплетены, что оба могли бы рассказывать друг о друге часами: хорошее и плохое, смешное и не очень. Пока доктор занят - измеряет мне давление перед полётом, я вспомню несколько эпизодов из нашей совместной авиационной жизни.

Эпизод первый.

Гарнизон Зябровка. Предполётный медицинский осмотр. В приёмной экипаж самолёта Ту-16: два лётчика, два штурмана, стрелок-радист (ВСР) и командир огневых установок (КОУ). Первыми доктору показались ВСР и КОУ – два здоровенных прапорщика. Беглый осмотр: руки–ноги на месте, по лицу видно, что не пили уже часов десять.

- Всё, здоровы, проходите.

Затем в кресле уверенно расположился командир. Через пару минут, подтвердив записанное в справке давление, он был допущен в небо.

Следующий – штурман, за ним я – второй пилот. И вот настала очередь второго штурмана, Володи. Нужно сказать, что Володя был сказочно худ. Всю свою короткую жизнь он зря переводил продукты. Витамины, белки, жиры и углеводы реактивного пайка не задерживались в его организме. Поэтому уже в 1982 году он был похож на современную модель, только носил на себе не платье от Вячеслава Зайцева, а лётный комбинезон.

И вот, Володя, на ходу заворачивая рукав, приближается к столу, за которым доктор записывает в журнал результаты тестирования моего организма.

- Идите, вы здоровы.

Эти слова доктора остановили Володину задницу на середине траектории движения к стулу. Получив установку, он начинает двигаться в обратную сторону. Раскатывает рукав комбинезона, пытается надеть куртку и тут его клинит. На лице появляется немой вопрос.

- Доктор, почему вы решили, что я здоров?

Оторвавшись от журнала предполётного осмотра и подняв на Володю добрейшие глаза, доктор на полном серьёзе произнёс:

-Такие как вы не болеют. Они сразу умирают.

Эпизод второй.

Киев. Окружной военный госпиталь. Утреннее совещание у начальника.

- Товарищ полковник! Сколько это может продолжаться?! Эти лётчики каждый вечер пьют, а пустые бутылки кидают под наши окна.

Лицо начальника отделения интенсивной терапии и реанимации пылало гневом. Ему ненавистны были здоровые с красными мордами лётчики, так разительно отличавшиеся от его больных.

- Что скажете, Александр Иванович?

Взгляд полковника упёрся в начальника отделения врачебно-лётной экспертизы.

-Товарищ полковник! Зато у нас нулевая смертность,- после секундного замешательства последовал бодрый ответ.

Эпизод третий.

Рязань. Готовимся к параду над Поклонной горой. У кровати в профилактории стоят двое: командир - полон гнева и плещет эмоциями, доктор – дипломатично воздерживается от оценки сложившейся ситуации. На кровати мирно посапывая (или похрюкивая) лежат сто килограммов тела, принадлежавшего командиру эскадрильи. Вчера, встретив однокашников по училищу, он неосторожно приоткрыл дверь в антимир. И вот лежит перед командиром полка, заполненный алкоголем по самые пробки.

- Доктор, через три часа постановка задачи на полёты. Через два часа он должен стоять на ногах.

Командир умчался как вихрь, а доктор остался стоять над телом, проигрывая в уме варианты выполнения поставленной задачи. Через несколько минут он покинул профилакторий, загадочно улыбаясь.

Задёрганный московскими начальниками командир полка вспомнил о комэске и забежал в профилакторий посмотреть, как выполняется его приказание. Открыв дверь, он остолбенел. На кровати напротив друг друга сидели комэск и доктор, и о чём- то душевно беседовали. Полные бутылки с пивом стояли на тумбочке, пустые - под кроватью.

- Доктор, какого чёрта! Я же сказал, чтобы стоял!

Командир судорожно хватал рукой то место, где в начале прошлого века у офицеров висела шашка. Доктор, у которого пиво легло в желудок тоже не на манную кашу, с трудом сфокусировал взгляд на дверном проёме:

- Товарищ командир! Посмотрите! Прошёл час, а он уже сидит.

Эпизод четвёртый.

Госпиталь. Лётчик проходит врачебно–лётную комиссию (ВЛК). Постучав и не получив ответа, он осторожно приоткрыл дверь в кабинет окулиста. Из кабинета слышалось невнятное бормотание:

- Что он понимает... С кем попало пью… Начальник, понимаешь!

И в этот момент взгляд доктора, уже принявшего внутрь грамм сто пятьдесят, остановился на вошедшем:

- Ты кто?

- Я на ВЛК.

- Проходи, садись, давай книжку.

Лётчик протянул медицинскую книжку.

- Так, Алексей Владимирович. Командир эскадрильи, подполковник. Хорошо.

Доктор немного подумал, затем открыл стол и выставил на него початую бутылку водки, два стакана и баночку с витаминами.

- Давай, - сказал он лётчику, наполнив стаканы на треть.

- Доктор, я не могу. Мне к стоматологу, потом на ЭКГ.

Врач небрежным движением закрыл медицинскую книжку.

- Осматривать не буду!

Понимая, что день загублен, лётчик опрокинул содержимое стакана внутрь организма. Когда за осмотренным лётчиком закрылась дверь, доктор взглянул сквозь стену в сторону кабинета начальника и, как человек, чувствующий за собой правоту, произнёс:

- Хм… С кем попало пью. Я с подполковником пью!

Эпизод пятый.

Опять госпиталь. Опять лётчик приехал на ВЛК. Предыдущий визит в этот храм здоровья состоялся целых три года назад. Чувствуя за своим организмом небольшие огрехи, а так же в знак уважения, лётчик перед отъездом купил, как и в прошлый раз, бутылку фирменной Новгородской водки. И вот, войдя в кабинет хирурга, после взаимных приветствий поставил её на стол. Убелённый сединами доктор оторвался от изучения лежащих перед ним бумаг и уставился на красивую бутылочную этикетку. В голове его заработал компьютер.

- Левая голень, варикоз, - через тридцать секунд с уверенностью произнёс он.

Всё, предполётный осмотр закончен. Давление - сто двадцать пять на семьдесят, температура – тридцать шесть и шесть. Я на полёты. А доктор – продолжать заботиться о нашем здоровье. И так до дембеля.