Крутой облом

90 323 подписчика

Свежие комментарии

  • Andrew Matseevsky
    А отец говорил что на зоне огонь добывали сдедующим образом. Клок сухой и грязной ваты их телогрейки скатывали в стер...КАК НА РУСИ ДОБЫВ...
  • Andrew Matseevsky
    Покойный Катюшкин говрил что они в войну именно так огонь и добывали- удар напильника о камень давал искоу а искру на...КАК НА РУСИ ДОБЫВ...
  • Владимир Eвтеев
    Нет лампад с неугасимым огнём в природе. Нет и быть не может, просто вовремя свечи меняли, а как только зевнули, ...КАК НА РУСИ ДОБЫВ...

ЧОКНУТАЯ ПАРОЧКА

Чокнутая парочка

© Гектор Шульц

- Я люблю классическую английскую литературу и группу Aqua, - сказала она на первом свидании. Он хмыкнул, кивнул, сделал глоток кофе.
- Я люблю грайндкор и WoW-ку.

Так началось их знакомство. В нашей компании эта парочка проходит под кодовым названием «Чокнутая». Антон и Аля – два настолько разных человека, что многие до сих пор понять не могут, что же такого они нашли друг в друге. Да и история их отношений тоже донельзя странная и чокнутая.
Познакомились они в интернете, а на следующий день решили встретиться. Еще через неделю Антон привел Алю в нашу компанию, а мы, открыв рты и глаза, смотрели на неё, не понимая, что вообще происходит. Да что уж там, у многих возникала ошибка «404», стоило только увидеть Антона и Алю вместе.

Антон – большой, почти двухметровый «мальчик» с бородой и пузиком. Любит грайндкор, носить страшные майки, а из любимых берцев не вылезает даже в лютую жару. Работает кузнецом, про английскую классическую литературу слышал краем перебитого в концертных баталиях уха, да и девушек всегда предпочитал под стать себе – суровых, мощных валькирий.

Аля – худенькая, маленькая, почти прозрачная девушка. Она краснела, когда кто-то из нас, увлекшись, переходил на высокохудожественный мат, отстаивая музыкальные вкусы или свежепрочитанную книгу.

И негодовала, когда кто-то выключал на дне рождения Антона любимую ей «Акву» и менял её на что-то более брутальное. Поэтому, когда они впервые появились вместе, держась за ручку, как угловатые школьники, в ступор впали все. Антон на все вопросы, что же такого особенного в Але, делал загадочное лицо, с обожанием смотрел на свою даму и неизменно отвечал одно и то же:
- Она… ну, моя половина, понимаешь? Вот настоящая половина.
- Ага, - отвечал вопрошающий, ничего не понимая.

Их родители тоже не понимали выбора своих детей. Алины родители – интеллигентные и тихие люди. Антоновы – крепкие и суровые сибиряки, прошедшие огонь и воду. Когда «чокнутые» их познакомили, то первый час знакомства прошел в удивленном молчании. Только Антон с Алей шушукались тихо, прижавшись друг к другу, как голубки.

Антонов отец, дядя Кирилл, задумчиво смотрел на хрупкую Алю, потом переводил взгляд на её худощавого отца, мотал головой, поджимал губы и усмехался в бороду. К Антоновым барышням он привык, но то были барышни, как и сам Антон. Запросто могли осушить бутылку водки, не поморщившись, поддерживали разговор про олдскульный рок и «Black Sabbath», и не краснели, когда дядя Кирилл, увлекшись, сдабривал речь крепким словцом. Поэтому на Алю он пялился, как на привидение, наверное, год.

Антон с Алей съехались через три месяца отношений. Просто взяли и съехались, не предупреждая никого. Антон по-прежнему работал кузнецом, Аля училась. И не только классической английской литературе, но и варить суровый борщ. Их квартирка, маленькая и уютная, тоже была по-своему чокнутой.
В Алиной «половине» на стене висел плакатик «Аквы» из журнала «Молоток», стоял шкаф с книгами, а в углу стола печатная машинка. Рабочий угол Антона, заваленный какими-то железками, справочниками, дисками с грайндкором и прочим мусором, пугал незнакомцев страшными ликами «Pungent Stench» и «Anal Cunt». На кухне тихо шелестела старенькая магнитола, то выводя «Barbie girl», то «Viva La Muerte», если там возился Антон.

Когда они выходили на прогулку, то шеи вытягивали не только бабки на лавочках, но и все остальные. А уж сколько раз Антону доверительно сообщали, что Аля «не то, что ему нужно», да и самой Але подобные рулады частенько пели подруги из института. Но «чокнутые», улыбаясь и держась за ручки, продолжали гулять по парку вечером и смотреть друг на друга влюбленными глазами. Даже свадьбу сыграли они тихо и не сказав об этом почти никому. Родители молча вздохнули, когда Антон отказался надевать костюм, явившись в ЗАГС в черных джинсах, черной водолазке и любимых берцах. Аля тоже отказалась от стандартного платья, машины, голубей и друзей, швыряющих во все живое рисом, конфетами и медяками. Тихо расписались, тихо въехали в купленную на откладываемые и подаренные друзьями деньги квартиру, тихо продолжили жизнь.

Однако Антон продолжал захаживать к нам, только теперь в компании жены. Ну а мы, в который раз открыв рты от удивления, наблюдали, как изменилась Аля. Она как-то раз завела двухчасовой спор с Котей на тему «Что круче: дэз-метал или порнограйнд». Антон в это время хмыкал и говорил кому-то, что Диккенс крут, а Джейн Остин просто распиаренная баба. «Чокнутые» и тут умудрились удивить, словно решили поменяться местами.

Я даже как-то раз спросил Антона на тему того, не задевает ли его чужое мнение насчет Али. Антон ответил, как настоящий металюга.
- Да мне насрать, кто и что там думает, дружище, - усмехался он, смотря на хрупкую Алю, яростно спорящую с Котей об уходе в мейнстрим «Darkthrone». – Она моя половина. А мнение… пусть в лицо попробуют сказать.
- Ага, и ты сказавшего обглодаешь.
- Без вариантов, - отвечал Антон. Потом он чуть подумал и добавил. – Она делает меня лучше, дополняет как-то. А то, что она слушает, что любит… Значит и я буду это любить.

В мире куча таких «чокнутых парочек», которые, на первый взгляд, друг другу не подходят. Но им плевать на чужое мнение. Плевать на весь мир. Не плевать только друг на друга. Осуждение, недовольство, неприятие – они выше этого и всегда будут выше. Они не меняют друг друга. Они друг друга дополняют. И если вы счастливы, то какая разница, кто там и о чем думает...

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх